Регистрация

НАТО: Русские подлодки в Атлантике надо топить

27.12.2017  10:27
10 308
0
Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг в интервью германской газете Fraknfurter Allgemeine Zeitung сделал заявление, которое просто опасно пропустить мимо ушей. Вернее, в ходе беседы с журналистами прозвучало даже не одно важное заявление, а, как минимум, два. Поскольку за ними, на мой взгляд, довольно прозрачно выглядывают совершенно конкретные военные намерения и элементы боевого планирования Брюсселя на ближайшую перспективу, попробуем разобраться в тревогах генсека.

Первое, на что стоит обратить внимание в словах Столтенберга: «Активность российских субмарин (сегодня находится — „СП“) на высшем уровне со времен холодной войны». И эти подлодки, по его сведениям, зачем-то все чаще действуют в Атлантике «ближе к береговым линиям стран НАТО».

И второе: генсека, как выяснилось, это сильно беспокоит. Потому что, считает он, «мы — трансатлантический альянс, и мы должны быть способны перевозить солдат и вооружение через Атлантику. Для этого нам нужны безопасные и открытые морские пути».

Если обобщить, становится очевидным: в Брюсселе опасаются, что российские подводные лодки в последнее время стали настолько активны, что способны серьезно нарушить масштабные воинские перевозки западных союзников морским транспортом через Атлантический океан. Другими словами — ВМФ РФ может сорвать или сильно затруднить быструю переброску дивизий и бригад американских Сухопутных войск и морской пехоты с западного побережья Соединенных Штатов в Западную Европу. Но логистическая операция такого масштаба может быть запущена в единственном случае — лишь с началом на континенте большой войны с Россией. С кем же еще воевать НАТО, исходя из логики событий последних лет?

Если генеральный секретарь НАТО, вне всяких сомнений, отлично знакомый с самыми секретными планами Брюсселя и Вашингтона, выражает озабоченность возможным раскладом сил в океане между военно-морскими силами альянса и ВМФ РФ, значит, его генералами и адмиралами такое противостояние признано реальным риском. Поэтому сам расклад тщательно просчитан.

То есть, все штабные расчеты для запуска трансатлантического военно-транспортного моста США-Западная Европа прямо завтра уже готовы. Более того: подсчитано, насколько реально устранить угрозу для перевозок через Атлантический океан со стороны российских подводных лодок. А как это возможно в принципе? Только начав их успешно топить!

Чтобы утвердиться в обоснованности подобных предположений, дополним общую картину с гипотетическим трансатлантическим мостом еще одним фактом. Пару недель назад, в ночь с 9 на 10 декабря, американцы в собственном воздушном пространстве провели крупнейшие за всю историю учения военно-транспортной авиации. Назывались они весьма недвусмысленно — «Совместное силовое проникновение». Было объявлено, что отрабатывалось «вторжение в оспариваемое воздушное пространство противника и возвращение обратно».

В небо с 12 авиабаз одновременно были подняты сразу 58 военно-транспортных самолетов, в том числе 37 стратегических C-17 Globemaster III. В полете их прикрывали истребители F-15 и F-16. Всего в «Совместном силовом проникновении» участвовали до 100 единиц воздушных судов различного назначения.

И было бы странно, если бы такие учения не состоялись. Потому что в современной войне западными союзниками если и будет организована переброска крупных воинских контингентов через Атлантику, то, конечно, не только морским транспортом. Воздушным тоже.

Однако помешать организации воздушного моста через Атлантический океан мы не в состоянии в силу отсутствия возможностей передислокации на этот театр военных действий своей истребительной авиации. А ее полеты на большую дальность с неоднократными дозаправками в воздухе хотя и не исключены, но труднореализуемы в боевых условиях. Только поэтому, очевидно, Столтенберга в первую очередь волнует именно безопасность перевозок войск альянса морским транспортом.

Чтобы представить, каких гигантских масштабов в таком случае предстоит работа для НАТО, приведу некоторые, на мой взгляд, ошеломляющие цифры. Если за годы Первой мировой войны через Атлантику было перевезено около 2 миллионов военнослужащих, то во Вторую мировую по океану в условиях жесточайшего противоборства с подводными «волчьими стаями» Гитлера союзники перебросили из США в Европу уже до 7 миллионов солдат и офицеров. А еще — 25 тысяч танков, 23 тысячи самолетов, 10 тысяч артиллерийских орудий, 5 тысяч бронетранспортеров и десятки миллионов тонн других военных грузов.

В Пентагоне заранее сделаны и расчеты на случай, если и в наши дни серьезная война грянет в Европе. Тогда, считают в Пентагоне, только в начальный ее период по трансатлантическому мосту придется перебрасывать около 12 миллионов тонн оружия, военной техники, средств снабжения и не менее 16 миллионов тонн топлива. А сколько людей — ход и характер боевых действий покажет.

Чтобы все это осуществить, в Соединенных Штатах давно организовано и постоянно действует в Вашингтоне командование морских перевозок (КМП), в составе которого только военнослужащих до 800 человек. Операционная зона — весь Мировой океан. Флот КМП по количеству транспортных средств соразмерим с корабельным составом Атлантического и Тихоокеанского флотов ВМС США. В распоряжении КМП транспорты спецоружия и боеприпасов, транспорты снабжения плавучих баз атомных ракетных подводных лодок, танкеры, океанские буксиры, суда дальнего гидроакустического наблюдения, а также суда слежения за ракетами и космическими объектами, четыре океанографических и девять гидрографических судов и так далее. Согласно закону, в случае нужды будут мобилизованы любые пассажирские и транспортные суда частных компаний.

Но насколько серьезной угрозой такой армаде могут стать российские подлодки?

Совершенно точно речь способна идти только об атомоходах. В отличие от советских времен, когда наши дизель-электрические подводные лодки выходили в Атлантику целыми бригадами и действовали на широком пространстве от Средиземного моря до побережья Кубы, сегодня таких возможностей у ВМФ РФ нет.

Во-первых, нет нужного количества подводных кораблей, большинство их них давно сгинули в наших и чужеземных мартенах. Российские «дизелюхи» если и появлялись в последние десятилетия в Атлантике, то лишь во время кратковременных переходов от места постройки в Санкт-Петербурге к причалам постоянного базирования на Черном море. И речь резонно вести лишь о шести подводных лодках проекта 636.3 «Варшавянка», поступивших в последние годы на вооружение 4-й отдельной бригады ПЛ Черноморского флота (место постоянной дислокации — Новороссийск). Такие же подлодки Балтийского и Северного флотов в эти широты не выходили со времен развала СССР.

Да, новоиспеченная бригада ЧФ успела реально и весьма успешно повоевать в Сирии. Подводные лодки «Ростов-на-Дону», «Колпино», «Краснодар» и «Великий Новгород» в разные месяцы выполнили 12 стрельб по террористам ракетными комплексами «Калибр-ПЛ». Всего из подводного положения в акватории Средиземного моря ими применены 40 высокоточных ракет. И, по данным Минобороны России, все поразили назначенные цели.

Все это, конечно, произвело большое впечатление на НАТО. Тем более что четыре десятка «Калибров-ПЛ» черноморскими подводниками были выпущены по наземным целям. Однако не менее точно они при случае поразят и цели надводные. Хотя и на меньшей дистанции.

Мишенями для «Варшавянок», бесспорно, в случае чего легко окажутся и вражеские конвои — любые военные транспорты, любые боевые корабли охранения. Но вот участникам с недавних пор запланированных, видимо, в Брюсселе трансатлантических перевозок со стороны нашей 4-й отдельной бригады ПЛ угрозы определенно нет. В случае начала большой войны из Новороссийска и Севастополя она просто не вырвется в океан через зону черноморских проливов и Гибралтар.

Таким образом, повторяю, озабоченность в Брюсселе могли вызывать только выходы российских атомных подводных лодок в Атлантику. Насколько они чаще там теперь появляются — не нам судить. Сведения об интенсивности несения боевой службы атомными подводными крейсерами ВМФ РФ носят секретный характер. Но западные военные в последние месяцы указывают, что, действительно, все чаще отмечают их появление у побережья Великобритании, близ Гренландии и в Северном море. А командующий подводным флотом НАТО контр-адмирал Эндрю Леннон американской газете Financial Times, на днях заявил, что активность подводных сил ВМФ РФ «в последние три года выше, чем за все время с момента окончания холодной войны».

Эти слова практически не отличаются от высказываний Столтенберга. Разве что уточняют: наращивание российских усилий в Атлантике происходит именно в последние три года. Иначе говоря — с той поры, как начался новый мировой кризис вокруг событий на Украине. Ну, так, наверное, примерно с той поры в Брюсселе и стали подумывать об организации трансатлантических конвоев. Все как учили на уроках физики в школе: каждое действие рождает противодействие.

И все же любопытно прикинуть, каких масштабов в действительности может достичь интенсивность выходов наших подводников-атомников в Атлантику? Чтобы понять это, следует по возможности проанализировать сегодняшнее состояние подводных сил одного только Северного флота. Других российских атомных субмарин в Атлантике просто не может быть. Не с Тихого же океана их гнать? На Тихом океане у наших моряков и своей работы достаточно.

Итак, что может выставить Северный флот для противодействия трансатлантическим конвоям НАТО? Исключим из этого числа атомоходы-«стратеги», их задача не за конвоями противника гоняться. Масштаб задач подводных крейсеров стратегического назначения гораздо круче. Остаются лишь многоцелевые подлодки.

По сведениям из открытой печати, в строю из них на сегодня всего пять. Четыре в 11-й дивизии атомных подводных лодок (К-560 «Северодвинск», К-119 «Воронеж», К-266 «Орел», К-410 «Смоленск»). Из состава чрезвычайно беспокоившей в прежние годы американцев так называемой «звериной» 24-й дивизии из Гаджиево в море выходит нынче лишь К-317 «Пантера». Остальные субмарины того же исключительно удачного проекта 971 (предельно малошумного, изначально задуманного в качестве подводного «истребителя» вражеских ракетоносцев) загнаны годами беспощадной эксплуатации, продиктованной все той же острейшей нехваткой корабельного состава. Давно не выходят в океан К-335 «Гепард», К-157 «Вепрь», К-154 «Тигр», К-318 «Леопард», К-361 «Волк». Поэтому если кто и наводил страхов на НАТО у Британии с Гренландией — это точно не они.

Так ведь и из пяти оставшихся, предположительно, боеготовыми многоцелевых атомных ракетных крейсеров Северного флота на боевой службе в Атлантике одновременно даже просто теоретически не может быть больше одного-двух. Остальные обычно в межпоходовых ремонтах, заняты сдачей курсовых задач в полигонах, обеспечивают боевую подготовку собственных противолодочников и т. д. Негусто, прямо скажем, для срыва трансатлантических перевозок НАТО.

Что ж тогда так всполошило Брюссель? Мне кажется, единственное разумное объяснение — появление у нас в боевом составе Северного флота летом 2014 года головной атомной подводной лодки проекта 885 «Северодвинск». На ее борту восемь универсальных пусковых установок ракет «Калибр-ПЛ». Боезапас — 32 ракеты. Как сообщалось, дальность стрельбы комплексом по надводным целям — до 375 километров. Если очертить на карте круг такого радиуса, получится обширный участок океанской поверхности, в границах которого любые надводные суда и боевые корабли противника не смогут ощущать себя в безопасности.

Это, конечно, серьезный козырь в борьбе на океанских коммуникациях. Беда только в том, что АПЛ проекта 885 у нас пока в единственном экземпляре. На остальных многоцелевых подлодках Северного флота такого эффективного оружия для борьбы с конвоями нет.

На «Севмаше» ускоренными темпами строится «систершип» «Северодвинска» — К-561 «Казань». Как обещают промышленники, в строй эта субмарина войдет в следующем году. А к 2020 году у России по плану должно быть семь таких грозных многоцелевых атомоходов. Если мечты об организации трансатлантических конвоев к тому времени в НАТО не оставят, Столтенберг, вероятно, совсем спать перестанет. И будет от чего.

А пока хочется спросить: господин Столтенберг, по-вашему, мы накануне нового 22 июня 1941 года? И вас не останавливает, что в отличие от событий почти вековой давности мир сегодня просто переполнен ядерным оружием? Москва уже прямо и официально заявляла, что не остановится перед его применением, если не в силах окажется отразить нападение на Россию обычными средствами. Вы можете прочитать это, в частности, в военной доктрине РФ, принятой в 2014 году.

Всерьез рассчитываете отсидеться в бункере? Что-то не так в ваших расчетах. И в расчетах ваших штабов, господин генеральный секретарь!

Свободная Пресса
Уважаемые читатели! Подписывайтесь на нас в Твиттере, Вконтакте, Одноклассниках или Facebook.


Комментарии (0)
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти с помощью:
Загрузка...
Читайте также:
Израиль эвакуировал членов «Белых касок» из Сирии
Важно
22.07.2018 17:33
0
Израильская армия обеспечила эвакуацию активистов организации «Белые каски» из Сирии, сообщает пресс-секретарь израильского МИД Эммануэль Нахшон в Twitter.
Порошенко пообещал поднять флаг Украины над городами Донбасса‍
Важно
22.07.2018 17:48
0
Президент Украины Петр Порошенко заявил, что украинский флаг будет поднят во всех городах и селах Донецкой и Луганской областей.
Россия и Сирия выгоняют американцев из базы Эт-Танф
22.07.2018 18:44
freedom-news.ru
0
Российские военные всерьез задумались выгнать американских военных с территории Эт-Танфа, базы, на которой они тренируют «ручных» боевиков для сражений с сирийской армии.
Российский «Объект 825» и сегодня полон секретов
22.07.2018 23:22
freedom-news.ru
0
Не одно десятилетие прошло со времен товарища Сталина, а государство и сегодня продолжает тщательным образом охранять то, что старался сокрыть от глаз любопытных Отец народов.
Немецкий политик: «НАТО тратит $900 млрд на войны и вторжения, а плохие при этом русские?»
22.07.2018 23:56
freedom-news.ru
0
Оскар Лафонтен – это немецкий политический деятель, ранее бывший председателем ведущей партии Германии СДПГ. В настоящее время, он как и другие авторитетные политики освободившиеся от пут политкорректности, остался частным гостем центральных каналов, но при этом получил уникальную возможность — не опасаясь за свою должность выражаться открыто.