Регистрация

Лепский В.Е. Технологии управляемого хаоса – оружие разрушения субъектности развития

17.06.2012  08:48
2 073
1
/_pu/102/08999270.jpegОбоснована точка зрения, что технологии управляемого хаоса – это новый неконтролируемый международными организациями вид оружия массового поражения, инструмент в миропроектной борьбе. Рассмотрены исходные посылки, методологические основы и задачи концепции управляемого хаоса. Особое внимание уделено задаче разрушения субъектности развития. Проведен анализ использования технологий управляемого хаоса в разрушении субъектности развития России. Предложен вариант ответа на вопрос: «Почему система национальной безопасности России адекватно не реагировала на технологии управляемого хаоса?» Обоснована актуальность проблемы международного правового регулирования использования технологий управляемого хаоса, инициатором ее постановки могла бы выступить Россия.

Сегодня Россия пытается встать на путь выхода из глубокого кризиса, охватившего политическую, эко-номическую, социальную и духовную жизнь страны. Это проявляется с 2002 г. в призывах ее руководства к обществу, бизнесу и государству перейти на инновационный путь развития, а также в выделении достаточно больших финансовых средств на такое развитие. Однако инновационное развитие топчется на месте. Значит дело не в деньгах, а в чем-то другом.
Основная причина низких темпов перехода страны на инновационный путь развития связана, на наш взгляд, с недооценкой проблемы субъектности российского развития, в силу чего в ряде случаев проекты носят ярко выраженный характер неконтролируемых бизнес-проектов в интересах узкой группы лиц. В них слабо представлена социальная ориентация в интересах граждан России, кому по закону принадлежат основные ресурсы, используемые в проектах инновационного развития [1]. В то же время иного выбора у страны нет. Инерционный и сырьевой сценарии – путь в пропасть. Только на основе инновационного развития Россия может обеспечить экономический рост, конкурентоспособность, безопасность, достойное качество жизни ее населения, стать одним из мировых лидеров, поэтому жизненно важно набрать должные его темпы.

Ясно и другое: без консолидации всех ветвей власти, интеллектуально-духовной элиты и общества в целом инновационное развитие России обречено на провал. Если раскол между властной элитой и рядовыми россиянами будет углубляться, не помогут никакие проекты.
Для качественного изменения ситуации нужны новые высокие гуманитарные технологии, а также проекты формирования и соорганизации стратегических субъектов российского развития, что составляет суть вызова интеллектуальным силам страны. В данной статье поднимается проблема анализа технологий разрушения субъектности развития, которые, на наш взгляд, эффективно были применены в России, в частности, как технологии управляемого хаоса. Эта проблема нас интересует не для поиска врага или вскрытия какого-либо «заговора», а для детализации технологий разрушения субъектности и последствий их применения, для дальнейшей постановки проблемы их нейтрализации и ликвидации последствий. Мы надеемся, что данная статья будет полезна тем, кто попытается остановить процессы разрушения субъектности развития страны и организовать процессы становления субъектности инновационного развития. Сможет ли Россия перестать быть жертвой управляемого хаоса? Сегодня это главный вопрос, определяющий наше будущее.

1. К истокам понятия «динамический хаос»


Хаос древнейшая гуманитарная категория мифологии и философии, которая в ХIХ в. дополнилась есте-ственнонаучным пониманием статистического (теплового) хаоса, а в ХХ в. еще и динамического хаоса в де-терминированных системах и когнитивного хаоса в теории сложности. Любой эволюционный процесс выра-жен чередой смен противоположных состояний - порядка и хаоса, которые соединены фазами перехода к хаосу (гибели структуры) и выхода из хаоса (самоорганизации). Повышенный научный интерес к проблеме хаоса появился под влиянием работы И. Пригожина и И. Стенгерс «Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой», вышедшей на Западе в 1979 г. (в переработанном виде в 1984 г.) и переведенной в России впервые в 1986 г.
В этой книге, имеющей серьезные философские идеи, но сделанной в основном на материале физики и химии, хаос рассматривался как следствие динамической неустойчивости сложных систем. Понятие сложности явилось центральным в теории хаоса. Новым же явилось давно забытое старое: хаос обладает не только разрушительной силой, но может стать источником порядка [2].
Использование парадигмы «динамического хаоса» позднее было перенесено и на анализ трансформирующегося общества и привлекло внимание многих исследователей. Интерпретация хаоса как системной структуризации нелинейных изменений и бифуркаций позволяет выявлять парадоксы социального развития. Этот подход требует не только формализованного представления, но и адекватного методологического обеспечения [3]. В контексте данной статьи важно отметить, что этот подход может использоваться как для социального созидания, так и для асоциального разрушения и геопо- литических манипуляций.

2. Исходные посылки и задачи концепции «управляемого хаоса» в мировой экономике и мировой полити-ке
В 70-е годы прошлого столетия стали вырисовываться очертания процессов, ориентированных на фор-мирование Нового мирового порядка. Основными идеологами и участниками этих процессов выступили Римский клуб, а в дальнейшем Трехсторонняя комиссия, Бильдербергский клуб, фабрики мысли типа «Рэнд корпорейшн», Институт Санта Фе и др. Разработанные ими общие принципы были конкретизированы в работе МВФ, Всемирного банка, ВТО и др. [4].
Фактически без объявления и широкой огласки была организована нового типа мировая война, в кото-рой применялись средства создания в национальных экономиках и социальной сфере управляемого хаоса. Это парадоксальное понятие предполагает, что в хаос превращалась экономическая и социальная жизнь стран, которые становились жертвой этой войны. А сами агрессоры, которые сидели у пульта управления этим оружием, держали хаос в стане противника под контролем, для них он был целенаправленно созданным особым порядком. Этот новый вид боевых действий подробно описал один из его разработчиков и экспертов Стивен Манн, который лично участвовал в создании многих очагов управляемого хаоса в разных точках мира (в том числе и в СССР). Он прямо говорит о необходимости «усиления эксплуатации критичности» и «создании хаоса» как инструментах обеспечения национальных интересов США.
В качестве механизмов «создания хаоса» у противника он называет «содействие демократии и рыноч-ным реформам» и «повышение экономических стандартов и ресурсных потребностей, вытесняющих идеологию».
Согласно С.Ману, существуют следующие средства создания хаоса на той или иной территории:

• содействие либеральной демократии;
• поддержка рыночных реформ;
• повышение жизненных стандартов у населения, прежде всего в элит
• вытеснение ценностей и идеологии.

Эти ключевые положения и реализуются в настоящий момент на постсоветском пространстве в ходе постпе-рестроечных перемен, венчаемых «оранжевыми революциями». Это и создает ту специфическую среду расслабленного национального духа разлагающегося государства и национально-культурные традиции, в которой весьма комфортно чувствуют себя всевозможные экстремистские движения.

Деидеологизация, идейный плюрализм, сбрасывание «балласта» ценностей, резкое повышение материальных запросов, прежде всего в элите, потеря управляемости экономикой, беспредел «демократических», якобы самостийных, движений (часто имеющих этноконфессиональную окраску) — все это сознательно, на четко и подробно разработанной научной основе внедряемые составляющие «управляемого хаоса», служащие главной цели — демонтажу ныне существующих национальных государств, традиционных культур и цивилизаций. На их место должно, по замыслу глобалистов, прийти нечто совершенно новое, а именно — общество, состоящее из людей со стертой исторической памятью (что, в свою очередь, достигается при помощи особых технологий, относящихся в основном к сфере СМИ и образования).
В основу организации управляемого хаоса положена перестройка массового сознания и мировоззрения по-средством жесткого воздействия современных средств манипуляций всей духовной сферой человека с при-менением информационных и социально-культурных технологий. Это – мировая информационно-психологическая война. В ходе ее было достигнуто разрушение культуры солидарности, широкое внедрение культа денег и социал-дарвинистских стереотипов в представления о человеке и обществе. Способность больших масс населения к сопротивлению, самоорганизации и развитию была резко снижена.

Технологии управляемого хаоса – это новый неконтролируемый в настоящее время международными организациями вид оружия массового поражения для установления мирового порядка в интересах стороны его применяющей. Технологии управляемого хаоса – это инструмент в миропроектной борьбе.
Анализ последствий воздействия данного рода технологий позволяет выделить две основные задачи организаторов их использования.

• Во-первых, задача сокращения численности населения, не представляющего интерес для организаторов нового мирового порядка. Неолиберальные реформы приводят к демографической катастрофе, снижая рождаемость и вызывая скачок смертности. Сексуальная революция, пропаганда гедонизма и потребительства, индивидуализм резко сокращают рождаемость. Социал-дарвинизм и равнодушие к бедствию ближних лишают людей воли к жизни и подстегивают смертность. Формирование огромного социального дна из нищих, бездомных и беспризорников создало ненасытный механизм «эвтаназии» – эти категории людей быстро умирают. А «дно» втягивает в себя все новые контингенты.

• Во-вторых, задача ослабления или разрушения национальных государств, с перехватом управления этими государствами со стороны транснациональных корпораций, транснациональных преступных синдикатов, наднациональных органов и организаций, подконтрольных инициаторам запуска техно-логий управляемого хаоса. При решении этой задачи имело место совмещение «мягких форм» технологий управляемого хаоса с варварскими военными агрессиями (например, Югославия, Ирак). Как следствие, эти процессы должны вести к концентрации контроля над финансовыми, военными и информационными ресурсами мирового сообщества со стороны организаторов управляемого хаоса.
Аргументом обоснованности такого рода тенденции служат результаты анализа экономических аналитиков, которые показывают, что рост экономики ведущих стран достигается не за счет развития производства, а посредством перераспределения богатства между сильными и слабыми странами. Достигается это с помощью резкого ослабления национального государства (обычно после затягивания его в долговую ловушку), приватизации и скупки всех видов национальных ресурсов, включая природные.

При этом и национальное государство под давлением международных финансовых институтов начинает служить инструментом такой глобализации – прежде всего, проводя приватизацию и сокращая расходы на социальные нужды и на поддержание таких нациоальных систем, как наука и культура. Государства же организуют потоки массовой нелегальной миграции рабочей силы, делая ее совершенно бесправной и резко удешевляя ее цену.

Результатом решения двух рассмотренных задач является решение более скрытой, но самой важной для организаторов управляемого хаоса задачи разрушения субъектности развития стран, попавших под воз-действие технологий управляемого хаоса. Фактически это скрытая форма уничтожения конкурентов в самых доходных экономических сферах, каковыми в настоящее время и в будущем являются высокие технологии. Уже сегодня доходы от высоких технологий превышают доходы от сырьевой и энергетической сфер, в бли-жайшие годы разница будет нарастать на порядки.
В данной статье в центре внимания оказывается именно задача разрушения субъектности развития, поскольку поставленный нами и разделяемый многими специалистами диагноз состояния нашей страны, неспособной в течении более чем двух десятилетий перейти на инновационный курс развития – бессубъектность российского развития.

Эта болезнь поразила в той или иной степени всех основных участников реформационного процесса (государство, общественные и политические сообщества, социальные институты). Главные ее симптомы: блокировка рефлексии; неспособность адекватно воспринять и оценить сложившуюся ситуацию, подняться над нею, самоопределиться и самоидентифицироваться; отсутствие смелых, хорошо обдуманных «прорывных» идей и готовности, умело взаимодействуя с другими субъектами, их реализовать. Указанные симптомы «грубо и зримо» проглядывают в образе мышления и действий всех основных субъектов современной России, в том числе и власти, что достаточно точно фиксируется аналитиками:

• государство не является четко выраженным субъектом управления и развития, не сформировало стратегию развития (понимаемую и принимаемую большей частью населения), не обеспечило нормальных условий жизни своим гражданам и соблюдения основных конституционных прав;
• существенную роль в управлении всеми сферами экономики и общественной жизни играют коррум-пированные чиновники, криминал и другие асоциальные элементы;
• «средний класс» атрофирован, дезорганизован, не включен в реальные механизмы управления и развития;
• политические партии и движения в основной своей массе имеют бутафорский характе
• общественные (не политические) образования слабо организованы и практически не влияют на социальные процессы;
• граждане в подавляющем большинстве социально пассивны, имеют трудноразрешимые проблемы с самоидентификацией (государственной, этнической, семейной и др.).

Для того чтобы успешно лечить главную болезнь России – бессубъектность, необходимо разобраться в механизмах разрушения субъектности, одним из которых являются технологии управляемого хаоса.

3. Методологические основы технологий управляемого хаоса

В последние десятилетия в науке происходят принципиальные изменения, связанные, согласно мнению академика В.С.Степина, со становлением постнеклассического этапа ее развития, Не принимая во внимание этих изменений, мы рискуем упустить из виду принципиальные изменения в понимании рациональности в науках об управлении и организации.
Традиционное представление об управлении родилось в контексте классической науки, и оно ограни-чилось парадигмой «субъект-объект». Неклассический тип научной рациональности учитывает связи между знаниями об объекте и характером средств и операций деятельности. Экспликация этих связей рассматривается в качестве условий объективноистинного описания и объяснения мира. Но связи между внутринаучными и социальными ценностями и целями по-прежнему не являются предметом научной рефлексии, хотя имплицитно определяют характер знаний (определяют, что именно и каким способом мы выделяем и осмысливаем в мире).

В контексте неклассической науки развитие представлений об управлении в основном связано с пре-одолением ряда ограничений парадигмы «субъект-объект». Естественнонаучные традиции содержат в себе ряд скрытых постулатов [9].
Постулат первый: «Теория об объекте, имеющаяся у исследователя, не является продуктом деятельности самого объекта». Этот постулат фиксирует доминирующее положение исследователя по отношению к объекту. Утверждение, что «природа не злонамеренна», является одной из форм осознания этого постулата. Постулат второй: «Объект не зависит от факта существования теории, отражающей этот объект».
Второй постулат порождает возможность говорить о свойствах и законах, присущих вещам. Они существуют объективно и лишь фиксируются исследователем.

В соответствии с этими постулатами отношения между исследователем и объектом описываются схе-мой «субъект-объект». Этот же тип отношений был положен в методологические основы построения кибернетики. Принципиальная ограниченность этого подхода в теории управления отчетливо проявилась при попытках моделирования социальных систем, конфликтных взаимодействий, процессов общения, социальных и психологических феноменов, в которых поведение объекта оказывалось существенно зависящим от отношений с исследователями, от «модели ситуации, которую строил объект», от целей объекта и исследователя и их взаимных представлениях.
Переход в управлении от парадигмы «субъект – объект» к парадигме «субъект – субъект» ведет к но-вым представлениям об управлении; появляются рефлексивное управление, информационное управление, управление активными системами и др.

Постнеклассический тип научной рациональности расширяет поле рефлексии над деятельностью. В нем учитывается соотнесенность получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и опера-ций деятельности, но и с ценностно-целевыми структурами. Причем эксплицируется связь внутринаучных целей с вненаучными, социальными ценностями и целями, решается задача осмысления ценностно-целевых ориентаций субъекта научной деятельности в их соотнесении с социальными целями и ценностями.

Такое понимание постнеклассической научной рациональности предполагает введение в контекст любых научных исследований «полисубъектной среды», на фоне которой они проводятся. Среды, которая включает в себя наряду с различными типами субъектов совокупность ценностей мирового культурного развития; среды, которая сама рассматривается как саморазвивающаяся система. Ключевой для теории управления в рамках постнеклассической науки становится парадигма «субъект – полисубъектная среда».

В рамках этой парадигмы основным типом управления становится полисубъектное управление. Исходные посылки и рефлексивные модели полисубъектного управления были впервые сформулированы В.А.Лефевром.
В контексте постнеклассической рациональности под управлением понимается не жесткая детерминация систем, а «мягкие формы управления» - создание условий для их развития. В саморазвивающихся системах имеет место система онтологий [12], в которой находят место различные механизмы социальных воздействий: управление (в контексте классической и неклассической науке), организация, модерирование, медиация, поддержка, стимулирование и др.
Парадигма управления «субъект - полисубъектная среда» может использоваться не только для управ-ления развитием социальных систем, но и для их разрушения и снижения способности к развитию. Ярким примером является концепция «управляемого хаоса», которая базируется на самых современных научных представлениях.

4. Технологии управляемого хаоса в разрушении субъектности развития России

Сегодня в России исследованы и обозначены механизмы появления болезни «бессубъектности» и разрушения государственности. Это – внешний перехват инициатив в реформировании отечественной экономики путем некритического использования западных моделей (неадекватных российским условиям); доминирование сырьевой ориентации; создание режима благоприятствования для бурного роста коррупции в системе государственного управления, проникновения в него финансово-промышленных группировок и криминальных структур; ангажирование отдельных лидеров российской системы управления и их использование для управления страной «извне»; навязывание либерального императива «невмешательства» государства в социальное строительство в качестве гаранта неотвратимости подлинно демократических преобразований, и другие.
Все рассмотренные признаки вписываются в механизмы «концепции управляемого хаоса».
Проведенный нами анализ позволил выявить эскиз обобщенной схемы «концепции управляемого хаоса»:

1. Предварительная подготовка к организации «управляемого хаоса», предпочтительно в условиях возникновения острых политических и экономических кризисов.
2. Организация «управляемого хаоса».
3. Формирование новой организованности для внешней управляемости.
4. Частичная потеря внешней управляемости.
5. Антикризисная самоорганизация или дальнейшая хаотизация?

Рассмотрим примеры технологий реализации «концепции управляемого хаоса» в России с 90-х годов до настоящего времени. Предварительная подготовка к организации «управляемого хаоса». Формирование сети агентов влияния для обеспечения процессов организации хаоса и последующего перехвата управления. Подготовка команды «чикагских мальчиков», в основном из выпускников местных вузов, организация их стажировки в американских университетах. Им дают необходимые знания экономического анализа предприятий и отраслей народного хозяйства с целями их будущей приватизации и покупки транснациональными корпорациями. «Чикагские мальчики» становятся сначала преподавателями в ВУЗах, а потом переходят на работу в правительство, часть из них получают возможность стать олигархами.
Очень важно, чтобы эти люди были небогаты, умны, циничны, алчны и космополитичны. Они не должны любить свою Родину. Они не должны жалеть свою страну. Они не должны охранять и образовывать свой народ, помогать ему. Такие слова как «совесть», «патриотизм», «помощь» должны быть вычеркнуты из их лексикона и стать ругательными. Одни должны любить себя и свои будущие особняки и яхты. Другие - любить свои безумные идеи и будущие Нобелевские премии. «Чикагским мальчикам» следует избегать популярности, и влиять не на народ, а на официальных правителей. Они должны быть догматично преданы идее «разгосударствления экономики», «свободного рынка» а также послушны заокеанским друзьям и международным финансовым организациям.
Подготовительный этап обеспечивал создание кадрового резерва «властной элиты», готовой к разру-шению субъектности развития своей страны.

Организация «управляемого хаоса».

Механизмы разрушения субъектности развития через организацию «управляемого хаоса» рассмотрим в контексте их влияния на параметры простейшей модели субъектов инновационного развития. Не претендуя на полноту, приведем примеры конкретных воздействий, направленных на разрушение в России отдельных базовых качеств субъектности развития (целеустремленность, рефлексия, коммуникативность, свобода влияния на события в стране, способность к развитию).
Нейтрализация целеустремленности развития:

• разрушение сложившейся и как-то работающей системы управления страной, прежде всего за счет внедрения кадрового резерва «чикагских мальчиков» и их лоббирования ;
• инфекция коррупцией, формирование культа денег ;
• бюрократизация государственной системы ;
• отстранение научного сообщества от управления страной и ее развития ;
• актуализация системы мифов: «рынок сам все отрегулирует», «административно-командная система – это зло», «все западные товары лучше отечественных» .
Блокировка рефлексии:
• массовый экспорт культовых организаций (образовательных, например, «Лайф Спринг» и др.; религиозных, например, сайентология и др.) ;
• экспорт политических технологий «блокировки рефлексии» в избирательные кампании ;
• превращение СМИ в субъектов рыночной экономики ;
• насаждение примитивной массовой культуры и др.
Разрушение коммуникативных связей:
• индивидуализация через неолиберализм, атомизация общества;
• разрушение связей ближайшего социального окружения (через культовые организации, снижение качества жизни у большей части населения и др.) ;
• разрушение транспортных магистралей внутри страны ;
• разжигание межэтнических и межконфессиональных противоречий ;
• чрезмерное расслоение общества на богатых и бедных (создание коммуникативных барьеров);
• блокировка противодействию разрыва связей между поколениями и др.
Ограничение свободы влияния на события:
• широкое внедрение манипулятивных технологий в избирательные кампании (известны случаи прихода к власти партий, фактически не имеющих программы);
• насаждение неолиберальной идеологии, а как следствие индивидуализма и «атомизации» общества ;
• насаждение культа денег и системы примитивных ценностей (предложенная З.Бжезинским технология разрушения концепции бытия) ;
• свертывание независимых СМИ ;
• стимулирование сверхвысокой коррупции и криминализации общества и др.
Ограничение возможностей развития:
• разрушение отечественной науки и образования ;
• организация системы мероприятий по деиндустриализации страны - разрушительная приватизация довела многие предприятия, в том числе стратегические, до банкротства, после чего они выкупались по демпинговым ценам, после чего либо влачили жалкое существование, либо окончательно разру-шались, чтобы не создавать конкуренции транснациональным корпорациям, а также разрушение профессионального образования ;
• блокировка контроля за вывозом капитала из страны ;
• вовлечение в грабительский вариант кредитной зависимости от международных финансовых систем ;
• блокировка противодействию импортной зависимости в жизненно важных сферах;
• призывы руководства страны к модернизации и переводу страны на инновационный путь развития, без разработки адекватных стратегий развития и формирования субъектов их реализации ;
• блокировка активного участия общества в развитии страны и др.
Как следствие системного воздействия на базовые качества субъектности в России, была сформирована бессубъектность развития, и, прежде всего, инновационного развития. Для восстановления субъектности необходимо (но не достаточно) восстановление соответствующих базовых качеств .
Формирование новой организованности для внешнего управления. После выполнения основных задач организации «управляемого хаоса», формирования бессубъектности управления и развития были созданы благоприятные условия для создания «ручной властной элиты» и формирования новой организованности для внешнего управления. Приведем примеры технологий работы с властной элитой: активное использование и лоббирование заранее сформированных и ангажированных представителей властной элиты;
• монополизация власти коррумпированными чиновниками;
• установление контроля над властной элитой (мониторинг зарубежных счетов и финансовоэкономических нарушений представителей властной элиты и др.);
• активное массовое включение представителей властной элиты в международные общественные структуры (Ротари Клуб, People to People International, фонд Маршалла и др.).
При этом продолжалась активная работа по дальнейшему «оболваниванию» населения. Насаждение примитивной массовой культуры (например, телепередачи типа «Дом-2» и др.). Блокирование законопроектов по наведению порядка в информационной сфере (законопроекты «Об информационно-психологической безопасности», «О защите детей от информации, наносящей вред их здоровью, нравственному и духовному развитию» и др.).
Последовательно продолжался развал науки и образования . Частичная потеря внешней управляе-мости. Условия «управляемого хаоса», способствуя формированию высочайшей коррупции, создают также предпосылки усиления властной элиты, которая начинает стремиться к повышению уровня своей самостоя-тельности.
Этому, в частности, способствовали следующие факторы:
• осознание самодостаточности властной элиты;
• осознание потенциальных личных проблем при развале страны;
• озабоченность сохранением своих материальных активов;
• угрозы мирового финансово-экономического кризиса;
• ослабление и отвлеченность на другие проблемы внешнего управляющего.

Как следствие, наблюдается повышение самостоятельности властной элиты. В частности, это прояви-лось во внешней политике через ориентацию на многополярный мир, активном предотвращении агрессии Грузии против Южной Осетии, в разработке стратегических планов до 2020 года, в жесткой позиции в «газо-вой войне», в резком расширении состава партнеров в экономической и военной сфере и др.
Антикризисная самоорганизация или дальнейшая колонизация? Мировой финансовоэкономический кризис и вовлеченность в военные конфликты в определенной степени отвлекает внимание Запада от России и способствует созданию благоприятной ситуации для восстановления субъектности развития. У страны появляется шанс вырваться из «объятий» стратегов «управляемого хаоса».
Сможем ли мы им воспользоваться и стать одним из лидеров инновационного развития? Если нет, то нам уготована участь сырьевого придатка, фактически статус колонии, реальная потеря суверенитета.
Особенности использования технологий управляемого хаоса в некоторых странах.
В России технологии управляемого хаоса носили относительно «мягкий» и долгосрочный в реализации характер, чем в ряде других стран, что определялось в значительной степени наличием ядерного оружия и объектов повышенной опасности. Специфика использования технологий управляемого хаоса на Украине связана с ориентацией на разжигание национализма, что создало возможности организации более динамичных процессов разрушения субъектности развития, чем в России.

Специфика использования технологий управляемого хаоса в Косово была связана со столкновением на небольшой территории больших проектов и интересов, стоящих за ними субъектов (проект «Великая Албания», исламский проект, мафиозный проект наркотрафика, террористический проект, военно-энергетический проект).
В Ираке, Афганистане, Югославии, Грузии и других странах была также своя специфика, однако полу-ченный результат везде одинаков – разрушение субъектности развития.
5. Почему система национальной безопасности России адекватно не реагировала на технологии управляе-мого хаоса?
В России концепции и доктрины национальной и отдельных направлений безопасности базируются на законе РФ от 5 марта 1992 г. N 2446-I «О безопасности» (с изменениями от 25 декабря 1992 г.). Безопасность понимается как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз.
Этот закон отражает культуру обеспечения безопасности социальных систем сложившуюся в нашей стране в середине прошлого века; основные ее признаки проявляются в следующих неявных установках:

• авторитарность подхода к безопасности, доминанта самодостаточности государства для решения любых проблем безопасности;
• установка на дистанцирование личности, общества и государства, игнорирование механизмов сборки
• (субъектообразования);
• установка на статичность интересов личности, общества и государства;
• «окопная логика», фокусировка внимания на состоянии защищенности от угроз, а не на способности адекватно действовать в динамично изменяющихся условиях;
• игнорирование проблемы безопасности гармонии социально-политической и экономической организации с традициями российской цивилизации;
• игнорирование проблемы безопасности легитимности власти и идентификации граждан;
• игнорирование проблемы безопасности системы национальных проектов;
• игнорирование проблем безопасности инновационного развития;
• игнорирование стратегичности социальных систем как базового критерия их безопасности.

Эти установки позволяют оставлять вне поля внимания системы национальной безопасности главный фактор выживания страны в современных условиях – способность к развитию. Очевидно, что в начале XXI века эти установки архаичны, остро встает проблема формирования современного методологического обеспечения национальной безопасности России, поскольку она для своего сохранения должна становиться на путь интенсивного развития.
«Стратегия национальной безопасности до 2020 года» ориентирована сделать шаг на установление взаимосвязи проблем безопасности и развития. «Главную идею этого документа можно кратко определить как безопасность через развитие» - так сформулировал сущность Стратегии Д.Медведев на заседании Совета безопасности 24 марта 2009 г. В тексте самой Стратегии сказано, что «концептуальные положения в области обеспечения национальной безопасности базируются на фундаментальной взаимосвязи и взаимозависимости Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 года и Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 года».

Однако эти позитивные установки остаются не обеспеченными реальными планами и ответственными субъектами их осуществления. Более того, в Стратегии неадекватно оценивается сложившаяся ситуация как в стране, так и в мировом сообществе, что находит свое отражение в утопических прогнозах ближайшего будущего России. Сетуя на «низкитемпы перевода национальной экономики на инновационный тип развития», авторы Стратегии похоже не знают, что такой «перевод» еще даже не начат (хотя и продекларирован высшим политическим руководством).
Как следствие, этот документ не позволяет адекватно реагировать на бурные изменения современного мира, которые бросили вызов сложившимся в XX веке концепциям безопасности социально-экономических систем. Эти изменения в первую очередь связаны с процессами формирования постиндустриального общества, процессами глобализации, снижением роли государств и увеличением роли «скрытых» субъектов социального управления. Указанные изменения в XXI веке становятся фундаментальными, поэтому и способность систем к изменениям должна быть все более глубинной и масштабной. Нами с позиций субъектно-ориентированного подхода было предложено рассмотрение проблем безопасности в неразрывной связи с проблемами развития.

Обеспечение безопасности социальных субъектов – это обеспечение их способности к социальному воспроизводству и развитию в условиях динамично изменяющейся среды, а также защищенность их проектов жизнедеятельности и развития. Обеспечение национальной безопасности – это обеспечение способности граждан, общества и государства к совместному социальному воспроизводству и развитию в условиях динамично изменяющейся среды, а также защищенность стратегических и обеспечивающих национальных проектов.
В настоящее время принято выделение частных направлений безопасности с привязкой к сложившимся областям знания: экономическая, военная, информационная безопасность и др. Такой подход вызывает справедливую критику у ряда специалистов по безопасности. Предлагаемый пересмотр понятия безопасности предопределяет и иные основания для выделения направлений безопасности, ориентированных на способность субъектов к социальному воспроизводству и развитию, например, онтологической, идентификационной, инновационной, рефлексивной и др.
Заключение

В последние десятилетия все чаще приходится констатировать формирование в крайне короткие сроки бессубъектности развития в различных странах мирового сообщества (Чили, Россия, Югославия, Украина, Грузия, Афганистан, Ирак и др.). Причины ее возникновения в каждом конкретном случае имеют свою специфику, однако во всех случаях просматриваются некоторые общие черты, которые можно объединить в рамках концепции управляемого хаоса. Происхождение этой концепции обусловлено тем, что под эгидой привнесения "демократии” организаторы настойчиво выстраивают на свое усмотрение мир, не гнушаясь для достижения своих целей прибегать к созданию в "непослушных недозревших” странах и регионах режима "управляемого хаоса”.
Организаторы (пользователи) управляемого хаоса ориентированы, на наш взгляд, на достижение двух основных целей: перехват управления в стране или регионе и блокирование потенциальной и реальной способности к развитию, прежде всего инновационному развитию.

Фактически «концепция управляемого хаоса» - это новая форма колониальной политики, превращение ряда стран в обслуживающий придаток «избранных» государств или сообществ. При этом предполагаются и реализуются неравноправные, грабительские отношения товарообмена и присвоения собственности «колоний».
В конечном итоге, результатом применения «концепции управляемого хаоса» является организация «бессубъектности» в стране или регионе, на который направлены воздействия организаторов «управляемого хаоса».
Негативные последствия от воздействия такого «мягкого» оружия по масштабам вполне соизмеримы с принятыми представлениями о воздействиях оружия массового поражения. Использование технологий управляемого хаоса явно противоречит принятым международным нормам о невмешательстве во внутрен-ние дела государств. Эти аргументы дают основания для постановки проблемы запрета и организации меж-дународного контроля над использованием технологий управляемого хаоса. Россия в последние десятилетия была активным инициатором правового регулирования в сфере международной информационной безопасности, сегодня она могла бы выступить также инициатором в сфере международного правового регулирования использования технологий управляемого хаоса.
Уважаемые читатели! Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня!

Комментарии (1)
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти с помощью:
  1. 18.06.2012
    13:13
    0
    Очень интересная статья.Если бы руководство Россий вело более активную политику в отношений СНГ,то такие республики как Украина,Молдавия были бы давно ихними,а так они ничего не делают и этим пользуются их враги.Надеюсь хоть щас Путин займется этим делом,иначе он полностью потеряет эти страны(или в крайнем случае будет их раздел).
Загрузка...
Читайте также:
Главарь «Азова»: Украинская армия не станет воевать за Порошенко и Авакова
14.11.2018 14:30
glavnoe24.ru
0
Лидер националистического батальона «Азов» Андрей Билецкий считает, Национальная гвардия и солдаты украинской армии не стали бы воевать лично за президента Украины Петра Порошенко или министра внутренних дел Арсена Авакова.
В США заявили о риске проиграть войну с Россией
Важно
14.11.2018 20:39
1
Военное превосходство США уменьшилось до опасного уровня, страна рискует потерпеть поражение в случае конфликта с Россией или Китаем, говорится в докладе специальной комиссии по стратегии национальной обороны, созданной по указанию конгресса.
«Порошенко будет мстить»: стало известно, как президент Украины кричал на митрополита УПЦ Онуфрия
14.11.2018 11:34
nahnews.org
0
Президент Украины Петр Порошенко пытался посеять раскол уже в рядах епископата канонической Украинской православной церкви Московского патриархата, склоняя их перейти под патронатом Константинопольского патриархата.
Что не устраивает Турцию в С-400
Важно
14.11.2018 09:09
0
Реджеп Эрдоган, выступая на презентации программы «Национальные технологии развития инфраструктуры» в НИИ обороной промышленности TÜBİTAK SAGE (Анкара), объявил о старте проекта национальной дальнобойной ЗРК Siper, первое испытание которой должно состояться уже в 2021 году.
The National Interest сравнил "Армату" с израильской "Меркавой"
Важно
15.11.2018 03:12
0
Российский танк "Армата", вероятно, обладает лучшей выживаемостью, защитой и маневренностью по сравнению с израильской "Меркавой", однако, скорее всего, уступает основному боевому танку Израиля с точки зрения совершенства аппаратуры и способности экипажа следить за окружающей обстановкой, пишет американский портал The National Interest.