Регистрация

Москва создает новую международную геометрию

02.12.2022  10:59
799
0


Возможно ли создание некоей особой формы союза между Россией, Китаем и Ираном? О том, что такая идея как минимум обсуждается, официально дал понять представитель российского МИДа. Как может выглядеть такая конфигурация, насколько она выгодна в том числе и Москве – и насколько устойчивой она окажется?

Российская Федерация выступила с очередной интересной дипломатическо-геометрической инициативой. Постоянный представитель РФ при международных организациях в Вене Михаил Ульянов говорит о формировании нового треугольника в международных отношениях. «Постоянные представительства Китая, Ирана и России провели продуктивные трехсторонние консультации по вопросам, представляющим взаимный интерес. Не похоже ли это на новый треугольник в многосторонней дипломатии – Китай, Иран и Россия?» – заявил дипломат.

И на первый взгляд, процесс не только логичный, но и необратимый. Москва, Пекин и Тегеран поддерживают тесные отношения друг с другом и по большинству вопросов (начиная с противостояния американской гегемонии в мире и заканчивая необходимостью наведения порядка в Афганистане) активно сотрудничают не только на словах, но и на деле. Однако насколько вероятен переход этого сотрудничества именно в треугольный формат?


Специфический интерес

Если брать конкретные вершины, то самой заинтересованной в создании такого треугольника является, конечно, иранская. Заключив в 2020 году с Китаем «сделку века» (в рамках которой Иран в обмен на свою нефть и иные формы дружбы получит от Китая почти 400 миллиардов долларов инвестиций), Тегеран смог пробить серьезную брешь в западном санкционном режиме.

Однако иранцы не хотят слишком сильно зависеть от Китая, а также намерены дополнить торгово-экономическую крышу еще и военно-политической. Именно поэтому аятоллы заинтересованы в более тесных отношениях с Россией. А также – в более тесном вовлечении Москвы и Пекина в решение иранских проблем. Подключение китайских возможностей к российским в той же Сирии серьезно усилит иранские позиции в данной стране (имеющей ключевое значение для обеспечения безопасности Исламской Республики).

В укреплении сотрудничества заинтересована и Москва.

«Россия до этого предпочитала двусторонние отношения с разными странами, выстраивая их на долговременной основе, однако консолидированное групповое противостояние с ней со стороны НАТО изменило правила игры. Теперь Россия изменила тактику, выстраивая блоки», – поясняет газете ВЗГЛЯД директор Центра политической информации Алексей Мухин.

Российские официальные лица не раз и не два на международных и внутрироссийских площадках говорили о том, что видят свою нынешнюю схватку с Западом как часть глобальной антиколониальной борьбы. А значит, приветствуют подключение к этой схватке всех тех, кому тоже не нравится современный западный неоколониализм и установленный американцами так называемый миропорядок.

Однако в то же время Москва не хочет создавать у друзей из арабского мира впечатление того, что она вошла в военный блок с Ираном против его региональных (то есть арабских) противников.

Этот тезис очень активно разгоняли западные и подконтрольные Западу арабоязычные СМИ на фоне действий России в Сирии. Москве пришлось приложить значительные усилия, чтобы объяснить свой принцип «дружим с теми, кто дружит с нами – и не дружим с одними нашими партнерами против других» партнерам из числа арабских монархий Персидского залива.

А вот с Китаем не все так просто. С одной стороны, Пекин должен быть заинтересован поучаствовать в этом процессе рука об руку с другими суверенными игроками.

«Китай в одиночку не сможет противостоять НАТО, а он, как говорится, следующий в этом глобальном противостоянии. Ситуативно КНР уже сближается с Россией в военном плане, – продолжает Алексей Мухин. – Однако в то же время КНР является в этой концепции слабым звеном, поскольку китайское руководство всячески стремится избежать конфликта с Западом даже ценой потери репутации глобального игрока. Слишком осторожная позиция КНР вдохновляет США и Британию играть всё жестче и жестче».

Пока что на эту жесткость Си Цзиньпин (вопреки различным призывам как изнутри, так и извне) никак особо не отвечает. Однако китайские элиты рассматривают Россию и Иран как перспективных, но в то же время чрезмерно смелых партнеров, вошедших в уже открытый конфликт с Западом. И солидаризироваться с ними в рамках каких-то антизападных союзов (а треугольник будет рассматриваться в мире именно таковым) Пекин не готов.

Треугольник превращается...

Именно поэтому формат треугольника пока не рассматривается сторонами как что-то приоритетное. Что-то такое, без чего сейчас прожить нельзя.

«Треугольник – самая прочная геометрическая фигура, однако в рамках международных отношений не нужно поддаваться этой магии образов. Говорить о новом формате отношений в рамках треугольника Россия – Китай – Иран красиво, но несколько непрактично, – поясняет газете ВЗГЛЯД политолог, эксперт РСМД Елена Супонина. – Да, сближение этих стран происходит. Да, политические взгляды почти полностью совпадают. Но в любом случае все вершины будут отдавать приоритет двусторонним отношениям, а также многосторонним – в более широких форматах. Таких, как ШОС (где КНР и РФ играют основную роль и куда сейчас вступил Иран после 15 лет мытарств, связанных с подачей заявки и обсуждения этого вопроса), а также БРИКС, куда Тегеран сейчас стремится».

Если же говорить о перспективе (например, когда китайцы поймут, что от схватки убежать не получится, что «отступать больше некуда – позади Пекин»), то треугольник вполне может состояться. И сразу же превратится в что-то новое, более эффективное. Ведь в рамках концепции многополярного мира (куда Россия стремится) и того уровня сотрудничества, который хочет получить Москва, треугольник как раз является неустойчивой фигурой.

Да, треугольники существуют и успешно развиваются. «Треугольники противостоят треугольникам: AUKUS в Тихоокеанском регионе, США, Британия, ЕС – в Атлантическом. Так что это нормальная практика», – говорит Алексей Мухин. Однако самые успешные примеры связаны с коллективным решением каких-то региональных вопросов, касающихся трех конкретных стран (например, японо-южнокорейско-американское сотрудничество для сдерживания Северной Кореи, или же пресловутый AUKUS для сдерживания Китая).

У России, Китая и Ирана есть два важных региональных аспекта, где они могут и должны сотрудничать – Афганистан и среднеазиатское пространство (которое должно быть светским и стабильным). Однако предложенная концепция треугольника все-таки ориентирована на решение глобальных вопросов.

И в этом случае она была бы успешной в ситуации, когда ее вершинами являются три сверхдержавы или две с половиной сверхдержавы (где третья сторона, слишком сильная для статуса региональной державы и слишком слабая для статуса сверхдержавы, их балансировала бы). Тогда система стабильна. Однако в случае, если региональные державы объединяются для решения глобальных проблем, треугольник будет неизбежно расширяться за счет присоединения других неравнодушных и амбициозных «вершин» из числа региональных игроков.

«Идея треугольников в мировой политике была выдвинута в конце 90-х годов Евгением Примаковым – бывшим премьером и министром иностранных дел России. Однако его идея сотрудничества между РФ, Индией и Китаем трансформировалась в нулевые годы в более широкое и многоплановое сотрудничество в рамках БРИКС», – поясняет Елена Супонина. Собственно, сам Михаил Ульянов и говорит, что треугольник Россия – Китай – Иран может очень легко расшириться, потому что многие государства выступают за многополярность на международной арене.
Уважаемые читатели! Подписывайтесь на нас в Твиттере, Вконтакте, Одноклассниках или Facebook.






Читайте также:
ВС России вместе с "Вагнером" дожимают нацистов
08.02.2023 16:13
Российские подразделения заняли несколько улиц Артёмовска. Регулярные войска работают вместе с "оркестрантами", постепенно "обнимая" город и дожимая нацистов ВСУ вместе с иностранными наёмниками.
Игра с «Куполом»: Сатановский раскрыл намеки Израиля на помощь Киеву
08.02.2023 11:04
freedom-news.ru
Украина не получит вожделенную ею систему ПВО «Железный купол». Тель-Авив не станет идти на конфронтацию с Россией, уверен политолог Евгений Сатановский.
"Это тяжело принять". К чему начали готовить украинцев
07.02.2023 17:51
Бывший советник Офиса президента Украины Алексей Арестович заявил, что спецоперация России может завершиться по "корейскому сценарию". В Москве неоднократно отвергали такой вариант, но в Киеве все равно периодически вспоминают о нем.
«Начинают прозревать»: украинцы внезапно осознали, что происходит на передовой
08.02.2023 13:13
freedom-news.ru
К украинцам постепенно приходит осознание того, что для ВСУ на фронте складывается критическая ситуация. Растущие потери и принудительная мобилизация, охватившая всю страну, стали для местного населения настоящим ударом, идущим вразрез тем радужным заявлениям, которые делают первые лица украинского государства. Такое мнение «Журналистской правде» высказал политолог Александр Дудчак.
«Лютый капец»: 30-я укро-бригада сдает последнюю дорогу снабжения гарнизона в Бахмуте
08.02.2023 16:40
Павел Кириленко, укро-гауляйтер части Донецкой области, которая еще находится под контролем бандеровцев, анонсировал сдачу ВСУшниками Бахмута/Артемовска. В интервью «Радио Свобода"* он сказал: «Не исключаем мы любые сценарии».
Комментарии