Регистрация

Жать красную кнопку рано, но за "Воронеж" Россия может Западу ответить жестко

30.05.2024  10:06
1 680
0
Фото: MOD Russia/Globallookpress


Если у ВСУ есть беспилотники, способные долететь до Урала, тыловые районы России становятся более уязвимыми. Это отчасти даёт нам право наносить удары по целям на территории стран Запада.

Читайте также: Основатель ЧВК Blackwater: Русскому медведю нужно отдать всё, что захочет

Об этом в интервью изданию Украина.ру рассказал подполковник запаса, председатель правления организации "Офицеры России", Роман Шкурлатов.


Минобороны подтвердило освобождение поселков Ивановка (Купянск) и Нетайлово (Донецкое направление).

Ранее дрон ГУР атаковал ядерный объект в России на расстоянии 1800 км от Украины.

— Роман, месяц назад говорили о позиционном кризисе в зоне спецоперации (СВО) — когда ни одна из сторон не может добиться решительного продвижения на поле боя. Сейчас в сводках постоянно мелькают освобожденные нашей армией населенные пункты. Можно считать, что кризис был преодолен?

— На самом деле позиционный кризис был только в реляциях украинских военачальников.

Напомню, что впервые о позиционном тупике в интервью The Economist заявил приснопамятный экс-главком ВСУ Залужный, который уехал в Лондон. В нашем лексиконе такое определение не звучало.

Мы, начиная с освобождения Артемовска, постоянно удерживали инициативу. Это можно было назвать активной обороной. Да, у нас не было глобального продвижения, но мы постоянно держали инициативу на всех направлениях. А сейчас это стало более очевидно.

После освобождения Авдеевки этот наступательный порыв сохранился. Мы на плечах противника ворвались в близлежащие к Авдеевке населенные пункты, которые находились ниже нее (господствующие высоты остались за нами). Вооруженные силы Украины не сумели закрепиться на рубежах, которые выстроили как вторую линию обороны. Теперь инерция их отступления стала открыто проявляться.

Повторюсь, никакого позиционного тупика не было. Мы постоянно отгрызали метр за метром нашей земли. Да, было некоторое замедление или ослабление динамики. Но сейчас эта динамика снова набрала обороты, и мы продолжаем освобождать наши населенные пункты.

Это в Первую мировую войну действительно был позиционный тупик, когда люди годами сидели в траншеях друг напротив друга, обмениваясь выстрелами из стрелкового оружия и артиллерии, не имея возможности никуда двигаться. Здесь ситуация совершенно иная. Мы не даем противнику закрепиться. У ВСУ сейчас нет рубежей, на которых бы они остановились и крепко держались. Мы везде двигаемся.

— За счет чего мы сохраняем такую активность? Может быть, мы стали использовать новые технические средства? Например, в интернете популярно видео, когда наши бойцы передвигаются на мотоциклах.

— Безусловно, мы используем и тактические хитрости, и технические инновации.

Да, был такой эпизод, когда наша штурмовая группа в районе Времевского выступа передвигалась на кроссовых мотоциклах. Они на скорости заскочили в первые траншеи возле лесополосы, а ВСУ не успели по ним отработать. Потому что человек на мотоцикле по степной местности передвигается быстро.

Еще один пример нашей тактической хитрости — "Цари-мангалы" и "Громозеки".

Но нужно понимать, что все эти приемы работают на коротком этапе, когда противник этого не ожидает. Долго работать они не будут. Рано или поздно ВСУ к ним адаптируются и найдут способы противодействовать.

Главная причина нашего продвижения вперед — несгибаемый дух русского солдата. А что касается тактики и стратегии, то военная наука устроена таким образом, что сейчас придумать что-то принципиально новое очень сложно. Да, меняются какие-то тактические приемы и технические средства, но мы не сможем сделать тактический или стратегический ход, который по мановению волшебной палочки сможет коренным образом переломить ход СВО.

Все достигается кровью и потом русского солдата.

— Вы сказали про силу духа. За счет чего она держится? Ведь, так или иначе у нас меняется личный состав.

— Конечно, у нас хватает резервов. Но многие из тех, кто начинал СВО, остаются на фронте. Их опыт нельзя растерять. Он поступательно передается от одного поколения воинов к другому (за третий год войны поколения меняются).

До сих пор в строю остаются многие мобилизованные, хотя они получают положенные им по закону отпуска. Они регулярно ездят домой и встречаются с семьями, но пока они остаются действительно в зоне СВО. Я вообще считаю, что эти мобилизованные — носители уникального опыта. Это и есть стержень, вокруг которого сегодня строится наша армия и благодаря которому она достигает успехов (кадровые военнослужащие и мобилизованные).

Не могу не сказать про наши добровольческие части и соединения, которые тоже являются оплотом нашей инициативы. Это сплав всех составляющих нашей армии.

Так что ротация у нас происходит регулярно, резервы есть, поток людей, которые добровольно вступают в ряды ВС РФ и выезжают на выполнение задач в зоне СВО, тоже идет. В этом вопросе все идет по плану.

— Можно ли сказать, что план по растягиванию резервов ВСУ с открытием Харьковского направления сработал?

— Да.

Когда группировка "Север" начала движение на Слобожанщине (то есть отодвигая противника и занимая населенные пункты, которые были в серой зоне), стали ходить разные слухи и домыслы относительно того, до какой степени мы будем продвигаться и есть ли у нас задача по охвату Харькова. Президент поставил точку в этом споре, заявив, что на сегодняшний день у нас нет планов по взятию города. Стало очевидно, что наши действия там направлены на создание санитарной зоны, чтобы не позволять ВСУ наносить удары по мирным кварталам Белгорода и всего приграничья.

При этом мы сковываем ресурсы противника и вынуждаем его стягивать резервы с других направлений. Да, это происходит, наверное, не так интенсивно, как нам хотелось бы, потому что Украина еще ни одно направление не оголила. Тем не менее, мы подтачиваем силы врага, поскольку он вынужден бросать их на те участки, где существует наибольшая опасность прорыва его обороны — Харьковская область.

Но наше продвижение продолжается и в районе Часов Яра, и возле Работино, и на Времевском выступе, и под Авдеевкой. У противника сейчас горит везде. Он пытается использовать все свои наличные ресурсы, чтобы заткнуть эти дыры.

Мы знаем, что на Украине вступил в силу закон о мобилизации. Она пытается выгрести свои последние людские ресурсы, что у нее не очень хорошо получается. А в целом ситуация с распределением по фронту мотивированных и боеспособных подразделений близка к критической.

Я много общался с нашими военнослужащими и командующими различных частей и соединений, которые рассказывали мне, как враг выстраивает свою оборону.

Первая ее линия — плохо подготовленные мобилизованные, которых поймали на улице сотрудники ТЦК.

Вторая линия — кадровые соединения ВСУ, отдохнувшие и сформированные по западному образцу.

Третья линия — нацистские добровольческие подразделения и специалисты из стран НАТО.

Пока киевский режим по-прежнему разделяет свои войска на тех, кого не жалко, и тех, кого он готов поберечь.

— Мы в России часто говорим, что бережем личный состав. Почему на Украине нет такого подхода? Они же используют как пушечное мясо молодых ребят (там уже ходят разговоры о понижении призывного возраста до 18 лет).

— Это от безысходности. Украине выбирать особенно не приходится. Их подгоняют в спину западные хозяева, ставят жесткие условия по поставке вооружений: "Новые пакеты военной помощи плотно увязаны с тем, сколько людей вы можете поставить под ружье. Мы же не хотим ввязываться в открытый конфликт с Россией. Воевать придется вам". Человеколюбием там никто не отличается.

Повторюсь, киевский режим в первую очередь бросает в бой тех, кого не жалко. Нацистские батальоны и западных наемников они берегут, потому что последние выступают в роли заградотрядов.

Я уже говорил о том, как ВСУ выстраивают свои три линии обороны. Так вот между этими линиями существует система паролей. Первая линия не знает пароль от второй, а вторая — от третьей. Идет человек. У него спрашивают пароль. Если он пароль не знает, по нему открывается огонь на поражение. Это узаконенная форма заградотрядов. Если какой-то насильно мобилизованный захочет сбежать с позиций, его просто пристрелят.

Так что пусть вызывает "Волгу". Это его единственный шанс спастись.

— Поэтому сейчас возросло число украинских пленных...

— Да. Они сдаются в плен пачками на Харьковском направлении. Они понимают, что обратного пути у них нет, потому что свои же пристрелят. Вот и предпочитают идти к русским.

— Владимир Путин на совещании с представителями ОПК заявил, что мы всегда должны быть на шаг впереди противника, чтобы победить. В каких именно военно-технических средствах мы должны это сделать?

— Я бы сказал, что мы должны быть на два шага впереди противника во всем: и в тактике, и в экономике, и во внешней политике.

Мы же знаем, что не киевский режим наш основной противник. Он намного страшнее и хитрее. Я имею в виду коллективный Запад. Там ребята очень неглупые. И нам надо напрячься, чтобы сделать этот шаг вперед.

Причем шаг этот надо делать не по той же дорожке, по которой, возможно, идет противник. Нам нужны обходные маневры. Нам необходимо не соревноваться с Западом на прямой дистанции, а обогнать его по короткому пути.

Если говорить о конкретике, то наш Военно-промышленный комплекс (ВПК) регулярно преподносит сюрпризы противнику. ФАБы с УМПК в свое время стали серьезным прорывом вперед. На основе старых проверенных бомб сделали конструкцию, которая позволяла их применять более эффективно. Враг до сих пор с этим ничего сделать не может, а мы взламываем эшелонированную украинскую оборону.

Добавлю насчет шага вперед. В преддверии поставок на Украину F-16 мы разносим всю авиационную инфраструктуру Украины. Наши Военно-космические силы (ВКС) день и ночь наносят удары даже по гражданским аэродромам, которые могут стать площадкой для этих истребителей. Без наземной инфраструктуры киевский режим просто не сможет поднять эти самолеты.

Мы уничтожаем их логистические склады. Та же "Новая почта" используется Украиной как компания, которая перевозит военные грузы, а ее склады используются в качестве арсеналов. В частности, склады "Новой почты" были поражены возле Одессы и Харькова. Тут мы тоже на шаг впереди.

Повторюсь, надо по всем направлениям играть на опережение. Именно это имел в виду наш президент.

— Вы сказали про F-16. НАТО сейчас обсуждает возможность закрыть небо над западной Украиной от ударов российских ракет своими системами ПВО, чтобы киевский режим мог использовать эти самолеты. Британия, Франция и Польша это поддерживают, США и Германия пока против. Если НАТО ударит с территории Польши или Румынии по российским ракетам, можем ли мы им законно ответить? Не повлечет ли это прямую войну с НАТО?

— Тут надо смотреть, кто является закоперщиками этой инициативы. Конечно, это Британия. Она — основной поджигатель войны. Лондон постоянно пытается поднять градус конфликта еще выше. Он идет по тонкой грани. Прибалтийские лимитрофы страдают патологической русофобией. То же самое касается Польши. Президент Франции был замечен в милитаристской риторике. Он постоянно пыжится.

На Западе существует партия войны (понятно, что весь коллективный Запад сейчас ополчился против нас). А внутри этой партии войны существует партия абсолютных безумцев, которые хотят эту войну поднять до какого-то неимоверного градуса и в общем стоят на грани. Эту группку отморозков возглавляет Великобритания.

Теперь насчет их хитрого предложения. Поскольку самолеты наших ВКС не входят в зону действия их ПВО, то они хотят сбивать наши ракеты, которые летят по целям на западной Украине.

Я далек от мысли, что это кто-то одобрит. Все-таки США и Германия (гегемоны военной поддержки киевского режима) заняли в этом вопросе принципиальную позицию. Они понимают, что это может поднять градус конфликта на такую высоту, которая им не нужна. Поэтому я думаю, что это останется на уровне воинственных заявлений.

Наверное, они хотят прощупать границы наших красных линий. На мой взгляд, если западная ПВО с территории Польши собьет нашу ракету, то мы не будем принимать необдуманное решение (хотя это даст нам право уничтожать комплексы, которые нашу ракету поразили). Мы же видим, что западным оружием уже обстреливается территория "старой" России. По Белгороду регулярно прилетают снаряды от "Вампиров" чешского производства. Эта красная линия давно уже пройдена.

Над Крымом тоже регулярно летит что-то британско-французское. Сейчас еще ATACAMS бьют регулярно. Понятно, что Запад и Украина не считают Крым российской территорией. Но это же тонкая грань. Наверняка враг попытается запустить ATACAMS и по территории "старой" России, чтобы прощупать границы нашего терпения.

— И как нам это отвечать России?

— Нам нельзя принимать необдуманных, скоропалительных, импульсивных решений. Это точно. Киевский режим только этого и ждет. Он пытается столкнуть лбами сильных мира сего, понимая, что в военном противоборстве с нами он начинает сдавать позиции. Единственный его шанс спастись — спровоцировать мировую войну. Для этого киевский режим как шакал пытается столкнуть лбами двух шерханов.

На месте Запада я бы все-таки Украину осадил. Если западники не хотят прямой конфронтации с нами, они должны дать своим шакалам по рукам — потому что последние заигрались.

— Вы говорите, что необходимо сохранять холодный рассудок. А вот наши читатели постоянно удивляются, почему мы до сих пор не нанесли ядерные удары.

— Слава богу, что у наших читателей нет доступа к ядерному чемоданчику. Те, у кого он есть, пытаются не допустить этой трагедии.

Это нам легко на кухне рассуждать, что пора бы жахнуть (потому что нам за это не придется отвечать). А когда у тебя есть возможность жахнуть, ты сто раз подумаешь. Потому что после взаимного жаханья на планете мало чего останется.

Тем не менее, сейчас у нас продолжаются учения нестратегических ядерных сил, которые анонсировал президент.

— Есть ли конкретный результат у этих учений, чтобы Запад понял, что мы не шутим?

— Эти учения не новы и не привязаны к СВО. Они проводятся регулярно (на командно-штабном уровне точно).

Мы отрабатываем приведение в готовность наших нестратегических сил. Это все в теории. Никаких ударов тактическим ядерным оружием мы не наносим.

Запад за этим внимательно наблюдает. Он понимает, что тут у нас все в порядке. В случае необходимости мы ошибок точно не допустим. Ядерная составляющая — это такое оружие, которое всегда должно быть в рабочем состоянии. Этот меч у нас не ржавеет. Несмотря на то, что он у нас никогда не применялся.

— Вы сказали, что западным оружием по нашей территории наносятся удары. Почему же тогда США и Запад выступают за то, чтобы разрешить киевскому режиму этим заниматься?

— О том, что Украине нужно разрешить бить западным оружием по "старым" российским территориям, заявила та же Великобритания. И в этой связи я бы отметил, что противник в последнее время пытается бить из беспилотников по нашим радиолокационным станциям (РЛС) дальнего обнаружения "Воронеж". Это очень опасная игра. По сути США руками украинцев пытаются "ослепить" нас на юго-западном направлении.

Пока эта информация исходит от противника и телеграм-каналов. Минобороны РФ официальных заявлений по этому поводу пока не делало. Но если такие попытки были, на это надо жестко отвечать. Причем не по объектам Запада на территории Украины, а по целям на территории западных стран. Но я пока не понимаю, как можно на это ответить, не ввязываясь в глобальный конфликт с Западом.

— А дипломатическими мерами этот вопрос решить можно?

— Это будет сложно. Запад скажет: "А мы не хотим конфронтации. Это Украина сделала. Что поделать, если они ведут себя неадекватно". США руками киевского режима делает всю грязную работу. Но отвечать на это надо. Если мы этого не сделаем, мы станем "слепыми" и "глухими" на западном направлении. Потому что "Воронеж" позволяет засечь ранний пуск ядерных баллистических ракет в нашу сторону. Это — система предупреждения ракетно-ядерных ударов по нашей стране. Мы не можем допустить, чтобы кто-то вывел из строя нашу ядерную триаду.

Если Москва это официально подтвердит, это даст нам возможность наносить ядерные удары, которые находятся намного западнее Украины.

Пока же нам надо усиливать средства ПВО возле таких объектов и вообще закрывать небо над нашей страной. Если у Украины есть беспилотники, способные долетать до Урала, наши тыловые районы становятся все более уязвимыми. Это надо учитывать.

Реакция Москвы будет взвешенной и просчитанной. Но она будет. Просто так это спускать нельзя.
Уважаемые читатели! Подписывайтесь на нас в Твиттере, Вконтакте, Одноклассниках или Facebook.






Читайте также:
Войска к границам подведены, условия капитуляции озвучены: Попытки Киева "продавить" Россию обнулены. Швейцария не поможет
15.06.2024 18:56
x-true.info
Предложение мира, которое президент России сделал Украине и её западным хозяевам, стало настоящей бомбой в информационном пространстве всего мира. Больше Киев "жертву" отыграть не сможет.
Минус авианосец США: Хуситы стали очень метко стрелять. Пентагон делает заявления
15.06.2024 12:34
Чем более меткими становятся хуситы, тем тревожнее заявления Пентагона. В одном из последних нас пытались убедить, что атаковано судно, недавно вышедшее из России.
Сирена не смолкала, Польша подняла авиацию, "особых" 300-х увезли скорые: Россия обнуляет аэродромы Украины
14.06.2024 22:00
Русская армия продолжает планомерное уничтожение военных аэродромов Украины. Мощная комбинированная атака была осуществлена в ночь с 13 на 14 июня. Сирены воздушной тревоги на Украине не смолкали, соседняя Польша подняла в небо авиацию, а "особых" 300-х увозили скорые. Не в больницу.
"Хотят брать Ленинградскую область": Финны бегут с приграничных территорий
15.06.2024 13:12
В то время как экономика страны трещит по швам, финское руководство поставляет Киеву новейшие разработки оружия. Местный президент заявил, что конфликт на Украине можно решить, только победив Россию.
Воплощение роскоши и комфорта в центре Новосибирска
14.06.2024 22:33
Willart представляет собой впечатляющий проект элитного жилья в Октябрьском районе Новосибирска, призванный удовлетворить самые высокие требования качества и стиля современного проживания.